День тринадцатый

09.07.2001 Понедельник

Строки эти пишутся уже в поезде №65 Москва-Николаев, то есть по дороге домой. Последние 2 дня, начиная с утра понедельника (с учетом разницы во времени), превратились в сплошной хоровод и вскружили голову более, чем достаточно. Финиш нашей эпопеи был более чем экстравагантным. В ночь с воскресенья на понедельник (08.07-09.07) мы проспали 2 часа на двоих – точнее сказать будет, что я проспал 2 часа – Антон в это время собирал велосипеды, доводя их до нужной кондиции.

В половине седьмого утра к нам в гостиницу приехал Кано-сан и после загрузки нашего многочисленного багажа в его хоть и большой, но не безразмерный джип, мы в 7.00 стартовали в направлении аэропорта Синчитосэй. Час с небольшим пути до аэропорта мы как провели как зайцы без батарейки Energizer, т.е. в полной отключке. По прибытии в аэропорт началась велосипедная эпопея. Антон упаковал два велосипеда в серебристые, но как потом выяснилось при проверке на прочность, одноразовые чехлы. Служащие аэропорта сделали огромные (насколько это для них возможно) глаза, но поскольку на внутренних линиях нет ограничения багажа, то после тщательной проверки, приняли нашу поклажу.

Попав на борт 777-го Боинга, мы, собрав всю волю в кулак, дождались, пока начнут разносить напитки и, выпив по два стакана сока, провалились в спасительное небытие, откуда вернулись лишь на подлете к Токио. Тем не менее, мне удалось сделать удачный снимок из иллюминатора самолета – искусственные острова в Токийском заливе.

В японском метро После получения багажа нас встретил в аэропорту Ханэда наш японский друг Ураи Такуя, который в течение двух последних лет преподавал японский язык в Днепропетровском Государственном Университете и вылетел в Токио на два дня позже нас. Ураи-сан сделал такой же финт глазами при виде нашего багажа, как и служащие  аэропорта. Около часа у нас ушло на то, чтобы спланировать свой маршрут по Токио. Все дело в том, что основным критерием выбора маршрута была его стоимость – чем дешевле, тем лучше. Должен отметить, что токийский транспорт все же дешевле, чем в Саппоро. Если в последнем на метро самый дешевый билет 200 иен и проехать можно остановки три, то в Токио за аналогичную сумму можно покрыть более значительное расстояние. Зато по сложности транспортная система Токио может претендовать на мировое первенство – схема головоломная.  Кроме тикатэцу -  метро, есть еще дэнся – что-то вроде электрички. Оба вида транспорта для нас ничем особенным не отличались – красивые вагончики, напичканные схемами и рекламой.

После часовой рекогносцировки выработали план – оставить вещи в камере хранения в аэропорту Ханэда, а самим на велосипедах ехать в Токио. Однако тут возникла одна проблемка – на одном из велосипедов была пробита камера на заднем колесе. И Ураи-сан с самым обыкновенным видом на вопрос, где можно подремонтироваться, ответил : «Нужно идти в полицейский участок». Мы аж поперхнулись. На самом деле оказалось, что в Японии все полицейские - добрые «дяди Степы милиционеры». К ним как к няньке можно обратиться с любой проблемой – заблудился, поломался велосипед и даже – «одолжите дяденька денег». Нас подобное положение в сравнении с нашей милицией очень удивило. Мы пошли в участок, и у дежурного оказался полный ремнабор, включая и ключи, и клей и резиновые прокладки, и насос в дополнение. После ремонта мы еще раз сгоняли в участок и подкачали шины. После этого добрые дяди объяснили нам подробно как добраться до города.

Путешественники Поскольку на троих у нас было только два велосипеда, то двигались все равно со скоростью пешехода. От аэропорта Ханэда до более-менее обжитых районов километров шесть – скоростные трассы, тоннели, портовая и промышленная зоны. Грязно, пыльно, душно. Жара в Токио под сорок. И мы по солнцепеку плетемся еле-еле. Почти два часа ушло на преодоление шести километров. Поскольку еле мы в последние сутки мало и очень нерегулярно, то естественным образом стал вопрос о еде. Мы попросили Ураи-сан найти магазин подешевле. Но даже в дешевом продуктовом он удивлялся нашему выбору – критерий обычный – много и дешево.

После приобретения японских ништяков устроили шоу с их поеданием. Дело в том, что у японцев не принято есть и пить на улице. Сами они обычно питаются дома или в кафе, словом, под крышей. Крыши у нас не было, поэтому все купленное поедали тут же, на стоянке велосипедов перед магазином, чем вызвали много косых взглядов. Хотя потом вечером видели много японцев, которые самым безобразным образом устроившись на асфальте пожирали свои бэнто – еду из коробочек.

В конце концов, измученный нашей экономностью Ураи-сан вывел нас к станции Камата и оттуда мы продолжили свой путь на электропоезде. Велосипеды пришлось пристегнуть на стоянке.

Небольшое лирико - гастрономическое отступление.

Еду я поезде, смотрю на проплывающие мимо березовые рощи  русской глубинки и грызу купленную еще сегодня ночью в Токио морковь. Впереди – Тула, позади – Токио. В  один день через полмира!

Путь лежал на станцию Тяномидзу, где нам предстояло уладить одно дело. Дело улаживалось в небоскребе компании Хитачи. Здесь все как во взрослых фильмах – и умные двери на входе, и охрана с десятком мониторов, проектор, дающий изображение прямо на стекло. Чувствуется дух огромной японской корпорации, живущей под девизом – Hitachi – Inspiring The Next. Цель моего визита - встреча со старым знакомым одного из моих преподавателей японского языка, который долгое время жил в Японии. Они между собой договорились передать через меня в Украину ноутбук. На встрече в специально оборудованном для посетителей зале мы договорились встретиться на следующий день, чтобы я забрал ноутбук.

Следующим пунктом нашего маршрута было Айкикай Хомбу Додзё. Оно располагается в огромном  токийском районе Синдзюку. Мы снова сели в электричку, потом пересели на автобус и, не без прямого участия в поисках Ураи-сана, добрались все-таки до Хомбу.

Вот она святая святых – исток школы. Достаточно небольшое по нашим меркам здание, несколько залов на разных этажах. Много иностранцев, приехавших на стажировку. Разовый абонемент достаточно дорог – полторы тысячи иен. Поэтому нам пришлось довольствоваться лишь тем, что походили и посмотрели.

К тому времени на часах набежало уже около девяти, и нашему японскому другу  пора было возвращаться домой. Перед уходом он нарисовал нам схемы передвижения  по Токио на сегодня и на завтрашнее утро, и даже хотел предложить денег на непредвиденные расходы. Словом, понянчился он с нами капитально, за что огромное ему аригато годзаимасита и низкий поклон.

Каменный божок Хотэй перед входом в кафе С момента ухода Ураи-сан начался наш автономный дрейф по ночному Токио. Перед нами простирался огромный город, попирающий многоэтажками небо, расцвеченный переливами неона на рекламных вывесках и несущий в своих артериях-улицах миллионные людские потоки. Ночью в Токио очень людно, многие магазины работают до двух ночи, не говоря уже о многочисленных ресторанчиках и кафе.

Совершая свой "броуновский" рейд по улицам ночного Токио, мы забрели в музыкальный магазинчик. Несмотря на тот факт, что было около двух ночи, магазинчик еще работал. В торговом зале были оборудованы стойки для прослушивания CD - 4-5 рядов с несколькими проигрывателями на каждом. Я увидел новый диск Brian'а Setzer'а и включился в прослушивание.

Джаз-бэнд на улицах ночного Токио Антон видимо тоже нашел что-то интересное. Однако, несмотря на любовь японцев к ночной жизни, магазинчик все же закрылся. Но нам об этом никто не сказал (хотя может и говорили - понимали-то мы далеко не все и далеко не сразу). В общем картина такая. Подметая среди ночи пол, служащий магазинчика обнаруживает какого-то европейца в наушниках. увлеченно слушающего музыку. А поодаль - второго, в том же состоянии. И снова округленные глаза и реплика, как в старом советском фильме - "А что вы тут делаете? Фильм же давно закончился".

Но этим наши приключения в ночном Токио не ограничились. Брели мы брели, и забрели в с виду ничем неприметный райончик. Идем вдвоем по улице, навстречу мужчины курсируют попарно и улыбаются приветливо. Мы из вежливости улыбаемся в ответ. Зашли в какой-то магазин. С виду он ничего, а внутри какой-то странный. Я сообразил что к чему немного раньше моего товарища и предложил ему "делать ноги". Но Антон, не сразу осознавший всю курьезность ситуации в которую мы попали, изъявил желание осмотреть все поподробней. А смотреть было на что - и белье (женское, но для мужского пользования), и стеллажи разноцветных, радующих глаз всеми цветами радуги фаллоимитаторов, и много чего еще, чем обычно мужчины, если они, конечно, не "противные проказники", не интересуются.

Я вышел из магазина, включил камеру и жду. Вот думаю, выйдет сейчас Антон и сниму я его на пленку на фоне красочного плаката, на котором "дядя с дядей нежен". И пусть потом рассказывает всем в Украине, чем это он там в Японии занимался.

Несмотря на то, что границы, разделяющей дни тринадцатый и четырнадцатый, не было, я условно переношу повествование в следующий день.