День пятый

01.07.2001 - Воскресенье

Основной целью нашей поездки, как я уж упоминал в начале сего повествования,  было участие в международном фестивале боевых искусств, на который съехались представители ряда европейских стран, в том числе и мы, представляя на фестивале Украину. Весь воскресный день был посвящен этому славному событию.

Медиа-холл «Спика» Всё действо проходило в медиа-холле «Спика» - огромном ультрасовременном комплексе, специально созданном для проведения массовых мероприятий. Огромный купол из стекла, металла и бетона вызвал в памяти кадры из старого фильма о нашествии инопланетян. Очень эффектное сооружение. Весь комплекс с персоналом на целый день арендовали под проведение праздника. Иными словами, организация мероприятия была на высшем уровне. Рассказывать о фестивале нужно либо очень подробно, с перечислением названий школ, их направлений, специализаций и тому подобного, либо, не утомляя читателя чрезмерным злоупотреблением мудрёными терминами, несколькими изящными штрихами обрисовать общую картину, чем я и попробую заняться.

На фестивале боевых искусств Программа фестиваля насчитывала около четырех часов показательных выступлений различных стилей и школ будо - боевых искусств.  Были представлены: несколько разделов работы с катана, японским мечом – иайдо, тохо, батто хо;  разделы будо по работе с палкой и шестом - дзёдзюцу, бодзюцу; несколько программ  посвящались техникам работы без оружия - дзюдзюцу (или джиу-джитсу как у нас принято транскрибировать), карате, айкидо. Всего-то и не перечислить.  Все это четырехчасовое мероприятие было слегка разбавлено тремя  блоками танцев, как современными, так и старинными, например,  традиционным сибу.

После праздника, как и после любого большого мероприятия по японским традициям полагается провести пати – вечеринку. В чем-то это совпадает и с нашими традициями – делу – время, потехе – час. Пати проходила в банкетном зале большого отеля в центральной части Саппоро. Праздник проходил по японской системе – много пить и мало есть (в смысле кушать). В ассортименте напитков было были представлены пиво «Асахи» и виски со льдом. Поскольку желудок был не очень полон (как впрочем, на всем протяжении пребывания в Японии), а ударить лицом в салат желания не было – виски я так и не попробовал. Зато пиво было отменное, и употребил я его изрядно. С закуской ситуация была просто катастрофическая.

Вечеринка в отеле Представьте себе картину – за столом сидит восемь человек. Все голодные. Стол круглый и его середина вращается. Молчаливый официант приносит блюдо со всякой всячиной, в основном с сырой рыбой и креветками. Кроме того, что еды мало, она еще и непривычна, а потому не особо вкусна. Но, как говорится, голод не тетка – съели все под чистую и сидим скучаем, пиво потягиваем. Минут через пятнадцать гарсон, вальсируя между столами, несет следующее блюдо, чуть повкусней. Блюдо ставится на вращающуюся середину стола и мгновенно атакуется частоколом хаси – палочек для еды. Расхватывается всё моментально, несмотря на то, что особого навыка еды палочками ни у кого толком не было. Таких смен блюд за вечер было пять или шесть. Самое вкусное подали последним – народ к этому времени успел принять изрядно на душу населения и на еду уже мало  кто обращал внимание, все тараторили без умолку на известных языках.

Начало вечеринки было чинным и благородным – господа выпивают и закусывают. Прошло буквально полчаса и несколько рюмок – соотечественники  заметить-то ничего не успели, а вот аборигены, то бишь японцы резко повеселели. «Восемьдесят процентов этнических японцев носят в себе редкую форму алкогольдегидрогеназы - она окисляет этиловый спирт быстрее обычного, и опьянение происходит форсированными темпами» - цитата, взятая мной с «Виртуальных сусей» (www.susi.ru), возможно прольет немного света на данный феномен.  Галстуки плавно перекочевали за плечи и в нагрудные карманы, а их хозяева, взяв по бутылке, отправились брудершафтить по столам. Иными словами стали очень родными  и повалили нескончаемым потоком к нам с кампаями (кампай - это что-то типа нашего «Будьмо!»), причем сначала подходили знакомые нам японцы, а потом уже все подряд. Такие вроде серьезные дядьки были, а тут вдруг улыбка до ушей, галстук в кармане, бутылка в руках. Подходит, наливает всем из своей бутылки, говорит тост, желает всяких благ и идет к следующему столу. Но вот уж странно, подумали мы – сам-то ведь не пьет. Ну и мы решили приобщиться к традиции, по дороге модифицировав её на свой лад – шли к соседям и с бутылками, и со стаканами.

В процессе вечеринки мы познакомились с большим количеством людей. Как традиционно принято в японском обществе, при знакомстве нужно обменяться визитками, коих мы получили в процессе обмена целую пачку. Вот только запомнить всех было проблематично. Стоит отметить, что после н-го количества горячительного резко сокращается и межнациональный и языковый барьер (что, впрочем, вполне естественно  и не раз проверено на практике). В связи с этим разговоры завязывались прелюбопытнейшие. Помню, где-то уже под конец банкета один японец долго и поэтично рассказывал мне о своей пламенной любви к Пушкину. Я так расчувствовался, что даже захотел выслать ему по почте томик великого русского поэта. Однако потом я сообразил, что на русском он его не осилит, а на японском я вряд ли у нас найду. Ну а переводить Александра Сергеевича на японский – дело уж совсем гиблое.

С танцовщицами сибу К слову сказать, о сохранении национальных традиций радеют не только японцы пожилого возраста. На вечеринке я разговорился с одной из танцовщиц сибу (танец такой национальный японский), молоденькой девушкой лет двадцати. В ответ на мои вопросы, касающиеся японской культуры она рассказала много интересного и посоветовала куда можно сходить в Саппоро. В один из дней по её совету я попал в Хоккайдо-дзингу – самый большой синтоистский храм на Хоккайдо. Но обовсем по порядку.

По пути домой нас ожидало еще одно приключение. Жили мы, как я уже упоминал, далеко не в центре Саппоро. А поскольку экономили на всем, то домой решили возвращаться пешком. Благо впереди была целая ночь и мы никуда не спешили. Самым сложным делом оказалось выяснить направление движения. К слову сказать, фразу «Куда-нибудь э до иттара ий десё ка?» я произнес за поездку узнавая маршрут такое количество раз, что, наверно, бормотал её во сне, общаясь с розовыми слониками. Поскольку идти в нашем случае предстояло через половину города, японцы делали очень круглые (насколько это возможно у них) глаза и не понимали, почему бы не подъехать, например, на такси. Мы же, не желая вдаваться в экономические подробности,  отвечали, что мол прогуливаемся мы, Саппоро ночной хотим посмотреть.

Единственная красивая японская девушка В процессе таких расспросов на одном из перекрестков мы встретились с компанией японцев – парень и две девушки. Далее последует тематический обзор «К слову о японских женщинах». Есть какой-то очень стойкий стереотип, что Япония славится красивыми женщинами. Я добросовестно две недели вертел головой в разные стороны где бы ни был, в поисках этой красоты. Да, по телевизору или на рекламных проспектах в журналах проскакивают симпатичные личики, но в реальной жизни – как бы помягче выразиться - заповедник гоблинов. Как общий знаменатель я бы выделил кривоногость при невысоком росте и редкие зубы. Так вот из встреченной нами компании одна из японок была практически единственной красивой девушкой, встреченной на этих далеких островах. Вопрос «Как пройти в библиотеку?», вполне «уместный» в полночь, перерос в оживленное общение минут на тридцать. Мы возвращались с вечеринки в отеле, японцы – с футбола. То есть состояние у всех было примерно одинаковое, что способствовало быстрейшему стиранию национальных рамок. Получив ответ на вопрос откуда мы приехали – из Украины – молодой японец закивал головой и сказал: «Знаю! Украина – Шевченко». «Вау!»-сказали мы хором. Неужели за тридевять земель, в далекой Японии первый встречный на перекрестке японец знает Великого Кобзаря? Восторг наш рассеялся так же быстро, как и возник, после второй фразы японца: «Знаю Шевченко – в «Милане» играет». Тут все стало на свои места. Принимая внимание, что компания возвращалась с сакка (от англ. Soccer – европейский футбол), ответ был вполне логичен.

Обсудили все, что можно, наделали кучу фотографий. Если бы не Бахтияр (товарищ из Узбекистана, который на свою голову решил возвращаться вместе с нами домой) я даже не знаю сколько бы времени мы проговорили.